Архитектор Мегидь Д.А.

Плюшкинский компонент в историко-архитектурном мировоззрении российского общества.

Статья написана под впечатлением просмотра передачи «Контекст»,
 телеканал «Культура», от 8 февраля 2015 года.

Высказывающиеся предложения о восстановлении библиотеки ИНИОН РАН в прежнем архитектурном стиле (советский модернизм??), с моей точки зрения, являются не только профессионально тривиальными, но и опасными, поскольку, в прямом смысле закладывают мину замедленного действия, которая приведёт к тем же, печальным последствиям, которые произошли 30 января 2015 года. Специально для «архитекторов-теоретиков», которым не приходилось «пробивать» свои проекты через стройэкспертизу, скажу, что в процессе проектирования выясниться — утраченный «шедевр», наверняка, не только не отвечал требованиям автоматической системы пожаротушения, но и современным требованиям эвакуации, энергоэффективности, доступности маломобильных групп населения и прочим, запутанным и многочисленным, в последнее время, нормам проектирования. Работая над проектом «старого-нового» здания, разработчики неизбежно столкнутся с дилеммой выполнения социально-исторического заказа и соблюдением нормативных требований. Последнее, качественно в условиях архитектурной концепции ушедшей эпохи сделать не удастся. Сегодня инженерно-технические системы это не просто два провода под слоем штукатурки – это целое хозяйство, заставляющее считаться с собой зодчего при принятии не только объёмно-планировочного решения, но и иногда менять художественный образ объекта.

Форма, не удовлетворяющая новому содержанию, тем более представляющая опасность, должна быть утилизирована, к тому же речь идёт о свершившемся факте. Обидно наблюдать за тем как упускается шанс на рождение современной архитектуры.

Своих ироничных героев, Гоголь, не просто описывал на момент их посещения Чичиковым, но и освещал ретроспективу их становления. Плюшкин не родился скрягой, а в силу разных жизненных обстоятельств, трансформировался в него из рачительного и бережливого хозяина. Конечно, историческая самоидентификация и самобытность в некоторых культурах играет важную роль, но как можно далеко зайти в этом, где та грань, которая отделяет плюшкинского барахольщика от коллекционера антиквариата или «винтажа»? Жители Российских мегаполисов не заметили, как постепенно превратились в жителей «больших деревень», дух урбанизма растворился в местечковой психологии. «Время, однако, шло, и постепенно, приезжая в родной Питер, я понемногу начинал замечать то, чего раньше, взглядом изнутри, мне видно не было… Любимые с детства гордые фасады дворцов с их осыпавшейся штукатуркой и потрескавшейся старой краской напоминали прохудившуюся одежду промотавшегося дворянина», — Александр Городницкий о своих впечатлениях после своего переезда из Ленинграда в Москву.

Некогда современную городскую среду «состарил» научно-технический прогресс, с его новыми технологиями он не оставил шансов на возврат в «детское прошлое». Жизнь, как известно, не стоит на месте и жестоко наказывает тех, кто пренебрегает законами эволюции. Формируя окружающее пространство как историческую бутафорию, мы забываем про ветошь, которая скапливается в его недрах, и готовая полыхнуть в любой момент. Перекладывая вещи, пахнущие нафталином, в «бабушкином сундуке», мы должны отдавать себе отчёт в том, что нужно взять «на память», а от чего нужно избавиться. Правда, таким образом, возникает проблема выбора, выбор, естественно, подразумевает и ответственность, на которую готов не каждый. Считаю, что ошибка при выборе – меньшее зло, чем заскорузлость и косность, потому, что в первом случае ошибка ограничена рамками конкретной проблемы, не столь разрушительна для окружения и, по сути, является опытом с учётом на будущее. Тогда, как во втором – ошибка получает статус «системной» с последующей, безвозвратной самоликвидацией созданных несколькими поколениями культурных слоёв.

«В развитии и формировании города часто приходиться сталкиваться с явлениями количественного роста и структурными преобразованиями» (Гутнов А. Э., Лежава И. Г.). Тотальная, бескомпромиссная и беспрестанная структурная реконструкция и техническое перевооружение – единственное способ прорваться сквозь мутную толщу времени и не быть похороненными в песках или джунглях. Вместо трудного обновления, формальность – охранные грамоты государства, как будто эти «чудотворные иконы» или «шаманские обереги» могут спасти от разгильдяйства и самоуправства.

Идя вперёд, с повёрнутой головой назад, вероятность падения — абсолютна. Только тогда поднимаясь с разбитых колен, в слезах и соплях, не нужно винить в этом пресловутое «недофинансирование» или коррупцию. Нужно просто честно посмотреть в зеркало и, наконец-то, узнать в нём ответ на один из вечных российских вопросов.

г. Омск, февраль 2015 г.

Один комментарий на “Плюшкинский компонент в историко-архитектурном мировоззрении российского общества.”

Оставить комментарий

Выполните действие *

Подписка

Подписка на блог

rss2email

КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

МЕТКИ