Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел

(2008г.)

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1 ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ И ЗАДАЧИ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

1.1 Законы и иные правовые акты, определяющие деятельность прокурора, задачи и методы прокурорского надзора при рассмотрении уголовных дел судами

1.2 Судебное разбирательство, как решающая стадия уголовного судопроизводства

2 СУДЕБНОЕ СЛЕДСТВИЕ КАК ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЧАСТЬ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

2.1 Предварительное слушание

2.2 Участие прокурора в судебном следствии

2.3 Окончание судебного следствия

3 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

В ст.1 Федерального закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации» сформулирована ее основная функция – осуществлять от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на ее территории законов, а так же указывается, что деятельность прокуратуры направлена на обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

В период осуществляемой в России судебной реформы, сопровождающейся естественными сложностями правоприменения, в том числе в сфере уголовного судопроизводства, безусловно, важным является не только поиск новых действенных средств выхода из проблемных, кризисных ситуаций, но и сохранение (а нередко — возвращение) доказавших свою эффективность механизмов, обеспечивающих укрепление законности и высокий уровень правопорядка.

В решении указанной задачи весомая роль принадлежит органам прокуратуры России. Периодически проявляющиеся признаки нестабильности прокуратуры сегодня обусловлены большей частью не ее внутренними проблемами, а мощным внешним влиянием, вызванным официальной переориентацией подходов к организации общественной и государственной жизни в сторону защиты прав личности западных образцов.

Одним из направлений в деятельности органов прокуратуры РФ является участие прокуроров в рассмотрении дел судами. Это направление находит свое выражение в поддержке государственного обвинения.

Первейшее условие выполнения требований закона о всестороннем, полном и объективном рассмотрении обстоятельств дела, выявлении истины – исчерпывающее исследование доказательств, проверка их достоверности.

Главное — судебное разбирательство, где в определенной мере наиболее полно реализуются принципы уголовного процесса и, главным образом, принцип равноправия и состязательности сторон. Однако здесь возможное дальнейшее уточнение процессуальных полномочий прокурора не должно повлиять на состязательную природу главного судебного разбирательства.

В разделе 4 «Закона о прокуратуре» отмечается, что, осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя. При этом законодатель обходит вопрос о сущности участия прокурора в разбирательстве дел судами и избегает определения деятельности прокурора в судах как деятельности надзорной.

Актуальность выбранной темы определяется изменениями в законодательстве РФ и в частности УПК РФ, где за прокуратурой закреплена ведущая роль в уголовном преследовании, и введены новые процедуры уголовного судопроизводства, одним из главных принципов которого стала состязательность сторон, и был отменен институт воз­вращения уголовных дел для дополнительного расследования. На суд возложе­на исключительно функция разрешения дела, его деятельность лишилась элементов обвинительного уклона. Вследствие этого, значительно возрастает ответственность прокурора за выполнение лежащей на нем обязанности доказывать предъявленное подсудимому обвинение.

Объект исследования: регламентированные законом действия прокурора при рассмотрении уголовных дел судами первой инстанции.

Предметом исследования являются отношения между представителями прокуратуры, осуществляющими свои функции в уголовном процессе, и другими участниками уголовного судопроизводства.

Наиболее напряженная часть государственного обвинения приходится на подготовку к судебному разбирательству, в частности на судебное следствие, по этому целью настоящего исследования являются некоторые теоретические вопросы, связанные с осуществление прокуратурой двух направлений деятельности, таких как участие прокурора в судебном производстве, как государственного обвинителя в обязанности, которого входит доказывание перед судом вины подсудимого от имени государства, так и осуществление надзора на стадиях уголовного процесса.

В данной работе исследованы некоторые имеющиеся в законе противоречия процессуального характера в части деятельности прокуроров в судебном следствии и внесены некоторые предложения о возможном пути устранения указанных противоречий.

Цель работы обусловила решение таких задач как:

— определения процессуального статуса прокурора, как государственного обвинителя;

— осуществление прокуратурой надзорных функций на стадиях уголовного процесса

— место прокуратуры в системе государственных органов.

Для решения данных вопросов структура дипломная работа была разбита на несколько глав. Вводная часть определяет актуальность и цель, очерчивает круг задач решение которых, находит отражение в работе. Первая часть освещает правовые основания и задачи участия прокурора в рассмотрении судами первой инстанции уголовных дел. Во второй подробно изучаются все этапы участия прокурора в судебном следствии. В заключение даются выводы по всем рассмотренным вопросам.

В основу работы положена законодательная и нормативно-правовая база Российской Федерации и Республики Казахстан, а так же материалы судебной практики и прокурорского надзора, статистические данные, правовые электронные базы, а так же специальная и периодическая юридическая литература.

В процессе подготовки настоящей работы были изучены труды таких ученых-юристов, как: Х.Аликперов, В.Н.Аргунов, В.И.Басков, В.З.Гущин, Е.Р.Ергашев, А.Ф.Козлов, В.С.Тадевосян, Д.М.Чечот, и другие.

1 ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ И ЗАДАЧИ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

Впервые прокуратура была создана во Франции в начале XIV веке. Король Филипп IV Ордонансом от 25 марта 1 302 года учредил прокуратуру как орган представительства интересов монарха. С первых лет существования это был сугубо обвинительный, карательный орган.

В России данный институт появился в XVIII в., когда Петром I был учрежден фискалат. Указом Петра I от 2 марта 1711 года в России учреждается фискальная служба, назначение которой состояло в том, чтобы «… над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, также сбор казны и прочего». Затем в 1722 г. были учреждены должности генерал-прокурора, обер-прокурора, прокуроров. По своему назначению русский генерал — прокурор был ближе шведскому омбудсмену, основной задачей которого была защита прав и свобод населения от нарушителей со стороны властей.

Общая характеристика истории развития прокуратуры показывает, что Российская прокуратура 280-летний срок своего существования прошла несколько этапов развития, отличающихся наличием у нее специфических функций, полномочий, а так же местом, которое она занимала в тот или иной период времени в системе государственных институтов.

На первом этапе (1722-1864гг.) основу правового статуса прокуратуры составляла модель прокуратуры надзорного типа с преобладанием функций надзора за соблюдением законности.

На втором этапе (1864-1917гг.) – модель прокуратуры обвинительного типа как органа уголовного преследования с преимущественной функцией поддержания обвинения в суде.

Судебные уставы 1864 года возложили на прокуратуру функции государственного обвинения по уголовным делам в судах, а так же наделили прокуроров широкими полномочиями при осуществлении надзора за дознанием и предварительным следствием. Столь кардинальные изменения правового статуса прокуратуры имело определенные причины, по мнению реформаторов. С одной стороны функции надзора за законностью действия местных органов власти нужны были ввиду несовершенства общественного строя, а так же из-за противоположностей центральной и местной власти, но «по мере того, как развиваются понятия государственном организме и новые условия общественного быта, вырабатываются убеждение, что в таком обществе и всюду проникающим надзоре нет настоятельной необходимости».[26; 290]

С другой стороны, возникающая по новым законам необходимость поддерживать прокурорами публичное обвинение по всем уголовным делам и вести и во всех судебных инстанциях в качестве представителя правительства и закона «лишила их всякой возможности исполнять другие, лежащие на прокурорском надзоре обязанности». Кроме того, «прокуроры, затрудненные своим неясным и невыгодным положением, разбрасываясь в разнообразии обязанностей, ослабившем все учреждения… сами сознавали, что «один в поле не воин» и что с тесненный в своих проявлениях и конечном воздействии правильный надзор везде и за всем есть фикция, нечто отвлеченное и недостаточное, а что отдельные, особенно ревностные вспышки его или остаются бесплодными, отзываясь донкихотством. Или требуют гражданского мужества, которое не по плечу обыкновенному чиновнику, живущему скудным жалованием».[26; 292]

На третьем этапе (с 1922 года по настоящее время) статус прокуратуры определяет функция надзора за исполнением законов с выделением функции уголовного преследования, то есть на лицо модель смешанного надзорно-обвинительного типа. [21; 139]

Интересны строение органов прокуратуры и их функции в зарубежных странах. Например, во Франции прокуратура организационно входит в состав министерства юстиции, а ее структура организационно совпадает со структурой судебной системы. Все прокуроры назначаются и смещаются Президентом Франции, при этом важную роль играет министр юстиции, дающий Президенту рекомендации по этому поводу. Высшим должностным лицом является Генеральный прокурор при Кассационном суде. В ФРГ прокуратура организационно составляет часть судебной системы, то есть в каждом суде общей подсудности имеется своя прокуратура. В рамках уголовного судопроизводства на прокуратуру возложена задача обеспечения деятельности органов юстиции, которую они выполняют совместно и на равных правах с судами.

При этом главной задачей прокуратуры ФРГ является осуществление уголовного преследования. В США имеется атторнейская служба, являющаяся органом исполнительной власти.

Генеральный атторней США является министром юстиции и назначается Президентом по согласованию с Сенатом. Также он выполняет функции юрисконсульта Правительства США. Свои функции атторней реализует через ряд структурных подразделений министерства юстиции (ФБР, Службу иммиграции, Бюро тюрем, Национальное центральное бюро Интерпола и др.). Кроме того, он руководит службой по законодательным предложениям, службой правовой политики, службой по вопросам помилования, службой внутренней безопасности и др.

Изучение зарубежного опыта показывает, что исходя из места прокуратуры в системе государственного механизма власти, можно выделить 4 группы стран:

1) страны, где прокуратура находится в составе Министерства юстиции (Франция, Польша, Япония);

2) страны, где прокуратура включена в состав судейского корпуса и находится при судах (Италия Испания);

3) страны, где прокуратура вообще отсутствует как орган власти (Великобритания);

4) страны, где прокуратура представляет самостоятельную систему и подотчетна либо Парламенту или Президенту (КНР, КНДР, Россия и другие страны СНГ).

В Республике Казахстан прокуратура признается самостоятельным государственным органом в механизме государства и не входит ни в одну из ветвей государственной власти. При этом в Конституции Республики Казахстан прокуратуре посвящен отдельный раздел. В п.2 ст.83 записано: «Прокуратура Республики составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Республики».

1.1 Законы и иные правовые акты, определяющие деятельность прокурора, задачи и методы прокурорского надзора при рассмотрении уголовных дел судами.

Порядок уголовного судопроизводства основан на Конституции РФ и устанавливается УПК РФ — ч. 1 ст. 1 УПК РФ. Согласно ч. 3 ст. 1 УПК РФ источником уголовно-процессуального права являются также общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации. Однако объем правил, регламентирующих уголовное судопроизводство, вышеозначенной совокупностью правовых норм не исчерпывается.

Порядок уголовного судопроизводства в значительной степени предопределен целым рядом Федеральных законов РФ, некоторые из которых имеют статус Конституционных. Федеральный закон РФ «О прокуратуре Российской Федерации» окончательно не определяет место и роль прокуратуры в системе государственных органов.

В Конституции Российской Федерации прокуратуре посвящена лишь одна статья. Причем включена она в главу «Судебная власть». Однако структурно – организационная российская прокуратура не является частью судебной власти. Прокуратура — единая централизованная система с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации. Таким образом, нельзя согласиться с мнением о том, что прокуратура входит в судебную систему. В. Бессарабов приводит следующие данные: в ходе анкетирования 295-ти судей на вопрос «Как вы относитесь к мнению ряда ученых о том, что прокуратура входит в судебную систему?» ответили – «полностью поддерживаю» только 15,5%, 16,2% — «частично поддерживаю» и 65,9% — «полностью не поддерживаю». Работники прокуратуры ответили так: «частично поддерживаю» — 4,5%, «полностью не поддерживаю» — 83,4% и 2,6% — «затрудняюсь ответить». Следовательно, включение ст. 129 Конституции Российской Федерации в Главу 7 Конституции Российской Федерации «Судебная власть» представляется ошибкой законодательной техники, допущенной при подготовке Конституции Российской Федерации.

Пункт 31 ст. 5 УПК РФ определяет прокурора так: «Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре». Интересно, что УПК РФ в данном определении не упомянут как регулятор прав и обязанностей прокуроров (их должностных полномочий) — лидирующая роль отдана Закону о прокуратуре. С учетом того, что по общему правилу должностные полномочия не могут трактоваться в сторону расширения, получается, что прокурор, участвующий в уголовном судопроизводстве, наделен только теми полномочиями, которые предоставлены ему Федеральным законом « прокуратуре» что противоречит ч. 2 ст. 1 и ст. 7 УПК РФ. Кроме того, формулировка « иные должностные лица органов прокуратуры» позволяет включать в понятие «прокурор» и следователя прокуратуры.

Пытаясь детализировать статус участников уголовного судопроизводства, процессуальный закон указывает: «Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия» (ч. 1 ст. 37 УПК РФ). Как видим, здесь одним из элементов статуса прокурора выступает все-таки наличие компетенции, установленной УПК РФ. Можно было бы сказать, что определение п. 31 ст. 5 УПК РФ является ошибкой, технической недоработкой законодателя, если бы не вторая половина ч. 1 ст. 37 УПК РФ, которая указывает опять же на понятие, используемое в ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», а именно — надзор.

Следует отметить, что нигде больше в тексте УПК РФ о прокурорском надзоре не говорится (встречаются лишь упоминания о надзорных представлениях в суде надзорной инстанции, но это паронимы). В то же время ч. 2 п. 17 ст. 37 УПК РФ предусматривает для прокурора возможность «осуществлять и иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом», т.е. опять «замыкает» его компетенцию на УПК РФ. Таким образом, при сопоставительном анализе приведенных положений п. 31 ст. 5 и ст. 37 УПК РФ обнаруживаются существенные противоречия в определении прокурора как участника уголовного процесса. С одной стороны, под прокурором понимается должностное лицо органов прокуратуры (и следователь прокуратуры в том числе), с другой — закон непосредственно указывает на обязательность своих положений и следование исключительно нормам УПК РФ, в то же время устанавливая возможность использования прокурором полномочий, не предусмотренных Кодексом. Одновременно с этим УПК РФ указывает, что полномочия прокурора осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами (ч. 6 ст. 37), т.е. конкретно называет перечень должностей, к которым могут быть применены предусмотренные им полномочия. Следуя логике, отметим, что все остальные полномочия (по Федеральному закону о прокуратуре) корреспондируют другим должностям. Одно противоречит другому, противореча самому себе.

На первый взгляд складывается впечатление, что понятие «прокурор» в УПК РФ не имеет ничего общего с процессуальным статусом участника уголовного процесса. Под маской прокурора скрывается «вся королевская рать», а именно — все должностные лица органов прокуратуры, наделенные двуединой компетенцией (с одной стороны, полномочиями, предусмотренными Законом о прокуратуре, с другой — полномочиями, предоставленными УПК РФ). Об этом же свидетельствует и тот факт, что процессуальный закон называет в качестве участника процесса и «орган прокуратуры» (ч. 2 ст. 1 УПК РФ).

Однако анализ понятия государственный обвинитель приводит к убеждению, что ошибки в терминологии УПК РФ сделаны сознательно. Обратимся к законодательной дефиниции: «государственный обвинитель — поддерживающее от имени государства в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры, а по поручению прокурора и в случаях, когда предварительное расследование произведено в форме дознания, также дознаватель, либо следователь» (п. 6 ст. 5 УПК РФ). Как видим, законодатель вообще разделил понятия «должностное лицо органа прокуратуры» и «прокурор», потенциально включив в круг государственных обвинителей и следователя, и дознавателя. В то же время ч. 4 ст. 37 УПК РФ упоминает исключительно о прокуроре как о лице, поддерживающем государственное обвинение, указывая на возможность поручения этой функции все тем же дознавателю и следователю.

Иными словами, исходя из текста закона, невозможно определить, кто такой прокурор как участник уголовного процесса. Точнее сказать, УПК РФ не формулирует понятие «прокурор как участник уголовного судопроизводства», поскольку не проводит различия между ним и должностью прокурора, предусмотренной Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации». Таким образом, УПК РФ предоставляет доступ к участию в процессе на стороне обвинения должностным лицам прокуратуры, дознания и следствия с правами и компетенцией, предусмотренной как самим УПК РФ, так и Законом о прокуратуре.

На первый взгляд такой вывод может показаться плодом праздного теоретизирования. Это не так. С понятием «участник уголовного процесса» тесно связано понятие «сторона в уголовном судопроизводстве». Именно в практических аспектах процессуального права данные вопросы из технико-юридических трансформируются в социальные, поскольку стороны равны перед судом (ч. 4 ст. 15 УПК РФ), но, как видим, изначально не равны перед законом. Конституция РФ гарантирует равенство каждого перед законом и судом. Под этим следует понимать равенство всех, для кого он составляет актуально сущее «здесь и сейчас». Закон в одинаковой степени обязателен как для гражданина, так и для государства, кто бы его ни представлял. Органом, обеспечивающим данное равенство, и является суд, подчиняющийся исключительно закону. Таковы азы демократии, с успехом дезавуированные в УПК РФ.

Отсутствие четкого представления об участнике уголовного судопроизводства со стороны обвинения (а именно так названа гл. 6 УПК РФ) ставит исполнение требований УПК РФ в жесткую зависимость от структурной организации органов прокуратуры. Иными словами, прокуратура получает право расширять свою компетенцию в уголовном судопроизводстве, не прибегая к изменению текста УПК РФ. Слава богу, это пока не практикуется. Но одно то, что любое должностное лицо прокуратуры является потенциальным участником уголовного процесса с правом называться прокурором и государственным обвинителем, — уже достаточное основание для констатации отсутствия возможности реализовать равноправие сторон в уголовном судопроизводстве. Функция государственного обвинения не может и не должна принадлежать кому бы то ни было ex officio. Заниматься отправлением правосудия при том, что такой важнейший элемент, как сторона обвинения, полностью сведен к структурной организации государственного органа с непонятной правовой компетенцией и правовым статусом, невозможно.

Прокурор не осуществляет каких-либо функций в уголовном судопроизводстве, по УПК РФ он вправе их структурировать. На стороне обвинения у нас не государство и потерпевший, а прокурор, защищающий интересы потерпевшего и прикрывающийся представительской функцией, возложенной на него государством. анализ ст. 125 УПК РФ заставляет задуматься о том, кого вообще подразумевал законодатель под прокурором применительно к данной форме досудебного производства по делу. И какие именно функции в этом случае должен осуществлять прокурор — то ли это осуществление уголовного преследования и поддержание обвинения (возможно, обвинения, предъявленного в рамках следствия) или все-таки надзора (ч. 1 ст. 37 УПК РФ). Однозначно, что в рамках ст. 125 УПК РФ прокурор государственным обвинителем являться не может. Но и надзор в рамках ст. 125 УПК РФ осуществляться в том смысле, как его понимает Закон о прокуратуре, также не может. При этом, если ч. 4 ст. 37 УПК РФ обязывает прокурора в рамках судебного производства по делу при поддержании государственного обвинения обеспечивать законность и обоснованность последнего, то в рамках ст. 125 УПК РФ никаких обязательств не названо.

В соответствии со ст. 35 Закона о Прокуратуре, участвуя в судебном разбирательстве по уголовным делам, прокурор осуществляет уголовное преследование в форме поддержания государственного обвинения. Выступая в качестве обвинителя, прокурор занимает положение стороны в уголовном процессе. Его полномочия определяются уголовно-процессуальным законодательством. До 1990-х гг. прокурор рассматривался как орган, единственной задачей которого является надзор за точным и единообразным исполнением законов, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства, и принятие предусмотренных законом мер по устранению таких нарушений, от кого бы они не исходили. Начиная с 1992 г., ярко проявилась тенденция ограничения полномочий прокурора в уголовном и гражданском судопроизводстве, очевидны попытки приравнять прокурора по сущности его деятельности (не по полномочиям, которые в состязательном процессе и должны быть равными) к иным участникам судопроизводства. УПК РФ, принятый в 2001 г. также определяет прокурора лишь как сторону обвинения в судебном процессе, равноправную с представителями стороны защиты. Объясняется такая трактовка сущности участия прокурора в суде провозглашенной Конституцией РФ независимостью третьей ветви власти — судебной, и невозможностью осуществления надзора за судами со стороны такого органа как прокуратура.

Они равны правам защитника в судебном разбирательстве. Прокурор принимает участие в исследовании доказательств, дает заключение по возникающим во время судебного разбирательства вопросам, представляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого ст.246 УПК РФ. Участие прокурора в качестве государственного обвинителя в судебном разбирательстве по уголовным делам призвано способствовать установлению истины судом, правильному применению уголовного и уголовно-процессуального законов, вынесению законного и обоснованного приговора.

Поддержание государственного обвинения не самодостаточная функция прокурора, а форма деятельности по обеспечению законности в ходе осуществления правосудия. При поддержании обвинения прокурор защищает интересы государства, общества и граждан. При этом поддержание государственного обвинения осуществляется только в случае, если прокурор, представляющий государство, убежден в виновности подсудимого. Неотвратимость ответственности и назначение справедливого наказания каждому совершившему преступление — одно из важнейших условий обеспечения законности и высокого уровня правопорядка.

Прежде всего прокурор выступает как орган надзора за исполнением законов. Обладая властно-распорядительными полномочиями, он вправе отменить или изменить любое решение или акт органов расследования, отстранить лицо, производящее расследование, от дальнейшего производства по делу, передать уголовное дело другому следователю или принять его к своему производству, избрать, изменить или отменить избранную следователем меру пресечения в отношении обвиняемого и т. д.

С другой стороны, являясь участником уголовно-процессуальной деятельности, прокурор вправе возбудить уголовное дело, санкционировать арест, обыск, выемку почтово-телеграфной корреспонденции, отстранение обвиняемого от занимаемой должности и т. д. Прокурор вправе также участвовать в выполнении следователем любого процессуального действия или самостоятельно расследовать преступление. Наконец, прокурор наделен функциями административного характера относительно следственного аппарата органов прокуратуры. Как должностное лицо, возглавляющее орган прокуратуры, прокурор вправе применить к подчиненному ему следователю меры поощрения и взыскания, отстранить его от производства расследования конкретного уголовного дела или освободить от занимаемой должности и т. д.

В настоящее время, как отмечают юристы Республики Казахстан, регламентируя полномочия прокурора в уголовном процессе, они сумели, в основном, гармонизировать их в интересах защиты прав и свобод человека и гражданина с либеральными ценностями правосудия в уголовном процессе.
Вместе с тем следует признать существование двух крайностей в вопросе о дальнейшем развитии процессуальных полномочий прокурора в уголовном процессе.

Для первого подхода наиболее характерно в целом ослабление прокурорского надзора в стране путем пересмотра его форм и методов до сохранения прокурорского надзора исключительно в уголовном судопроизводстве. И даже в этой области — с довольно урезанными полномочиями.

В основе подобных предложений лежит реакция определенных кругов на возросшую активность и эффективность работы прокуроров в современный период, особенно с середины 90-х годов прошлого столетия.
Второй подход направлен на полное ограничение процессуальных полномочий прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса, что может привести к нарушениям законности, полноценной защите прав и свобод человека и гражданина, а также к снижению эффективности прокурорского надзора в сфере уголовного судопроизводства и борьбы с преступностью.

Представляется, что авторы подобных предложений забывают о назначении уголовного судопроизводства как специального вида государственной деятельности, где наиболее остро наблюдается соприкосновение человека и гражданина с государством. Поэтому полная замена уголовно-процессуальной формы восстановления нарушенных прав от преступных посягательств в данный исторически отрезок времени просто невозможна.

Важно отметить, что оба подхода страдают одним существенным изъяном. Их реализация сегодня ограничена определенностью правового статуса органов прокуратуры на конституционном уровне и в конституционном законодательстве страны. Сюда же можно отнести соответствующие нормативные постановления Конституционного Совета Республики Казахстан, принятые в последние годы по вопросам правосубъектности органов прокуратуры и ее места в системе государственной власти. Поэтому ослабление публично-правовой природы уголовного процесса, в не самый верный, в том числе за счет сокращения полномочий органов прокуратуры, путь в практике строительства правового государства и в вопросах эффективности его уголовной политики.

В Павлодаре прошел межрегиональный семинар по вопросам представительства интересов государства в суде. В работе семинара участвовали заместитель начальника департамента по надзору за законностью рассмотрения уголовных дел в судах Генеральной прокуратуры РК Владимир Роот, прокурор Павлодарской области Марат Ахметжанов, руководители структурных подразделений прокуратур Карагандинской, Восточно-Казахстанской, Костанайской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Павлодарской областей и города Астаны.

Выступивший В. Роот привел такие цифры. За первое полугодие года в целом по стране судами рассмотрено 32263 уголовных дела в отношении 40063 человек, в том числе с вынесением приговора — 23 тысячи дел в отношении 38 тысяч человек. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года число рассмотренных дел уменьшилось на 1763 дела, или на пять процентов. Соответственно, уменьшилось количество дел, закончившихся вынесением приговора, на 4360 дел, или на 15 процентов.

Об эффективности участия в судебных разбирательствах государственных обвинителей говорит следующий факт — 92 процента незаконных решений судов были отменены по протестам прокуроров. Остальные — по ходатайствам осужденных или их законных представителей (адвокатов). И, тем не менее, по словам В. Роота, недостатков и просчетов в работе органов прокуратуры еще достаточно. Среди них такие, как слабое и небрежное ознакомление с уголовным делом при подготовке к судебному процессу, невнимательность при учтении всех нюансов уголовного дела, неверная квалификация преступлений и прочее. Все это способствует нестабильности судебных постановлений, то есть, их последующей отмене по решению апелляционных инстанций или протесту прокурора. Встречаются даже случаи самой обычной непорядочности прокуроров, когда, участвуя в качестве государственных обвинителей в судебных процессах, они халатно относятся к своим обязанностям, а когда суд по их предложению принимает соответствующее решение, сами же выносят протест.
Многие отрицательные факты в работе правоохранительных органов, по мнению В. Роота, могут объясняться недостатком опыта и молодостью прокуроров, но это их отнюдь не оправдывает, ведь за каждой судебной ошибкой — судьбы невинно пострадавших людей, попрание их прав и безнаказанность настоящих преступников. Многие прокуроры по-прежнему тяготеют к обвинительному уклону, тогда как их прямой обязанностью должна быть защита прав любого гражданина, и обвиняемого в том числе. Одной из задач прокуроров является повышение воспитательного значения судебных процессов, их предупредительного значения в отношении склонных к правонарушениям граждан.

1.2 Судебное разбирательство, как решающая стадия уголовного судопроизводства.

Судебное разбирательство, или рассмотрение дела по существу, является основной и важнейшей стадией уголовного процесса. Именно в этой стадии проверяются все обстоятельства дела, и дается окончательная оценка всем собранным в деле доказательствам. Именно здесь решается вопрос о виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, и выносится приговор.

Государственное обвинение на протяжении истории человечества выступало как функция, обретающая самое себя в рамках правосудия и не выходящая за пределы правосудия. Сущностью правосудия является то, что любые вопросы решаются в рамках исключительно самого правосудия, «здесь и сейчас», в специальной, заранее предусмотренной форме.

Судебное разбирательство представляет собой рассмотрение уголовного дела в заседании суда первой инстанции. Только в результате судебного разбирательства подсудимый может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию либо признан невиновным и оправдан. Решение суда о признании лица виновным и назначении ему меры наказания либо об оправдании невиновного излагается в приговоре. Решая эти вопросы, суд осуществляет правосудие. Судебное разбирательство является специфической процессуальной формой осуществления правосудия. Задачи судебного разбирательства совпадают с задачами правосудия по уголовным делам.

Ст. 18 Конституции Российской Федерации установлено, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Кроме того, п.1 ст.49 Конституции РФ устанавливается, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Судебное разбирательство является важнейшей стадией уголовного процесса, в котором наиболее полно гарантируется всестороннее, полное и объективное исследование всех материалов дела и правильность разрешения основного вопроса о виновности или не виновности привлекаемых и преданных суду лиц и назначения им наказания. Эта стадия характеризуется тем, что в ней в одно время, в одном месте принимают участие все процессуальные субъекты, а стороны наделены равными правами по защите своих интересов. Следует отметить, что широкий круг лиц участвующих в судебном разбирательстве и его гласность (за исключением случаев прямо указанных в законе) создаются условия, способствующие осуществлению социальной функции судопроизводства и противостоящие превращению судебных органов в закрытые от общества учреждения. Кроме того. Судебное разбирательство, проводящееся в открытых судебных заседаниях при участии всех лиц, заинтересованных в правильном разрешении уголовного дела, и в присутствии публики, способствует формированию правосознания граждан и предупреждению правонарушений. Таким образом, данного вида судебные разбирательства помогают осуществлению задач уголовного закона, установленных ч.1 ст.2 УК РФ.

Предупреждение преступлений является одной из важнейших задач УК РФ. Для этого Уголовный Кодекс определяет, какие опасные для личности и общества деяния признаются преступлениями, устанавливает виды наказаний и меру уголовно-правового характера за их совершение. Издание уголовных законов и доведение их до сведения широких масс населения через средства массовой информации, другие формы правовой пропаганды, в том числе и через открытое судебное разбирательство, оказывают существенное влияние на правосознание граждан. Граждане имеют возможность понять, какие деяния законодатель считает вредными и опасными для личности, общества и государства. Применение уголовных законов, которым оканчивается любое судебное разбирательство, воспитывает у граждан послушание, то есть осознанное соблюдение законов государства. Таким образом, предупредительная роль открытых судебных разбирательств заключается как в формировании у граждан установки на необходимость соблюдение существующих в государстве общественных отношений, непричинения вреда охраняемым ценностям, так и в удержании неустойчивых в моральном отношении лиц от совершения преступлений под страхом уголовной ответственности.

В целях правильного разрешения дела в судебном разбирательстве проводится исследование всех обстоятельств уголовного дела и в результате тем самым, обеспечивается проверка законности и обоснованности действий, выводов и решений органов расследования. Суд рассматривает материалы, собранные органами дознания и предварительного следствия, решает вопрос о соблюдении законности при расследовании, о допустимости и относимости доказательств, о соблюдении прав участников процесса при расследовании и, наконец, о виновности и мере наказания, если вина установлена.

Однако в судебном разбирательстве проверяются не только материалы, собранные в ходе предварительного расследования. На этой стадии суд имеет возможность самостоятельно исследовать версии, отвергнутые предварительным следствием. Также суд имеет возможности истребовать дополнительные документы, вызвать дополнительных свидетелей, исследовать обстоятельства, оставленные предварительным следствием без внимания по каким-либо причинам. При этом выводы следователя, сделанные им на стадии предварительного следствия, суд никаким образом не связывают.

Задачи судебного разбирательства, совпадающие с задачами правосудия по уголовным делам, совокупность рассматриваемых судом вопросов, характер принимаемых решений, а также сама процедура судебного разбирательства, обеспечивающая реализацию всех уголовно-процессуальных принципов, делают судебное разбирательство основной, центральной стадией уголовного судопроизводства.

С учетом важности данной стадии уголовного судопроизводства, особенно для защиты прав человека и гражданина, закон не мог не предусмотреть участия в ней представителя государства. Таким представителем государства, в соответствии с законом, признана прокуратура, а в каждом конкретном случае — прокурорский работник, непосредственно участвующий в судебном разбирательстве. Таким образом, следует сделать вывод о том, что участие прокурора в судебном разбирательстве является одним из важнейших участков его деятельности.

В судебном разбирательстве по уголовным делам прокурор участвует в качестве государственного обвинителя, и в этих случаях он осуществляет функцию уголовного преследования.

Необходимо отметить, что для положения прокурора на этой стадии уголовного судопроизводства характерен ряд существенных моментов: осуществляя свою уголовно-процессуальную функцию поддержки обвинения, прокурор обязан высказать свое мнение по всем рассматриваемым вопросам.

Следует отметить, что функция прокурора в суде в первую очередь является законоохранительной и из нее, в свою очередь, можно выделить ее три составляющие:

1. поддержание обвинения;

2. надзор за законностью вообще над всем, что происходит в судебном заседании;

3. отказ от обвинения, в случаях, предусмотренных ч. 7 ст. 246 УПК РФ.

Прокурор излагает свои соображения по всем рассматриваемым вопросам как государственный обвинитель, то есть как сторона, участвующая в уголовном деле. Прокурор не имеет никаких бы то ни было процессуальных преимуществ перед иными сторонами, участвующими в уголовном деле.

Однако при отсутствии преимуществ у прокурора, участвующего в рассмотрении уголовного дела, есть обязанность — в каждом случае нарушения закона кем бы то ни было обращать внимание суда на данный факт и требовать непременной фиксации допущенного нарушения в протоколе судебного заседания.

При поддержании обвинения прокурор руководствуется требованиями закона и своим внутренним убеждением, основанном на всестороннем рассмотрении обстоятельств дела в судебном разбирательстве, а не только на материалах предварительного расследования.

Таким образом, прокурор в стадии судебного разбирательства анализирует и оценивает уголовно-процессуальную деятельность во всем объеме составляющих ее действий и решений с точки зрения правильного и точного исполнения предписаний законов, а, при обнаружении нарушений законности, принимает все предусмотренные действующим законодательством меры к их устранению.

Прокурор в судебном разбирательстве. Рекомендации методического характера для государственных обвинителей содержатся в Приказе Генерального прокурора «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства». Генеральный прокурор РФ расценивает участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами одним из важнейших направлений в деятельности органов прокуратуры. По его мнению, активная позиция и профессионализм государственного обвинителя являются решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление. Прокуроры обязаны участвовать в судебном разбирательстве при рассмотрении всех уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовных дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо с согласия прокурора дознавателем. Если государственные обвинители принимали участие в суде первой инстанции, то должно быть обеспечено их участие и суде апелляционной инстанции.

Особое значение имеет указание Генерального прокурора РФ о том, что руководители прокуратур обязаны лично регулярно поддерживать государственное обвинение, причем не реже раза в квартал по уголовным делам, вызывающим широкий общественный резонанс.

Государственных обвинителей следует назначать заблаговременно, чтобы обеспечить тщательное изучение ими материалов уголовного дела. Подразделения, осуществляющие надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания, после направления уголовного дела в суд обеспечивают передачу государственным обвинителям двух копий обвинительного заключения или обвинительного акта. При этом следует учитывать характер, объем и сложность дела, квалификацию и опыт работы прокурора, которому поручается поддержание обвинения.

Поддержание государственного обвинения по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, поручать наиболее опытным прокурорам, обладающим соответствующими профессиональными навыками. По наиболее сложным делам при необходимости создавать группы государственных обвинителей, распределяя их обязанности применительно к особенностям дела. При необходимости, обусловленной особенностями дела, создавать достаточные в количественном отношении группы государственных обвинителей с утверждением их состава распоряжениями заместителей Генерального прокурора РФ или тех прокуроров субъектов Российской Федерации и соответствующих военных прокуроров, которым поручено организовать поддержание государственного обвинения.

Формализуя процедуру поручения о поддержании государственного обвинения, Генеральный прокурор РФ приказывает давать такие поручения только в письменной форме, обеспечивая при этом своевременную передачу государственному обвинителю надзорного производства по уголовному делу.

Поскольку бремя опровержения доводов защиты лежит на прокуроре, а в ходе предварительного слушания могут быть заявлены и разрешены ходатайства об исключении доказательств, о возвращении уголовного дела прокурору, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, следует обеспечить обязательное участие прокурора на этом этапе уголовного судопроизводства.

Подготовка прокурора к участию в судебном разбирательстве. Всей своей деятельностью в суде первой инстанции по уголовному делу прокурор должен способствовать суду в установлении истины, а тем самым — осуществлению целей правосудия при строгом соблюдении независимости судей и подчинения их только Конституции и федеральному закону, как это предписывает ст. 120 Конституции РФ.

Подготовка прокурора к участию в судебном разбирательстве начинается с внимательного изучения уголовного дела, так как хорошее знание материалов уголовного дела — это непременное требование, которое в первую очередь предъявляется к прокурорскому работнику, участвующему в судебном разбирательстве. Хорошее знание материалов уголовного дела позволяет, участвующему в рассмотрении уголовного дела прокурору, определить свое отношение к решению вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства, сопоставлять показания участвующих в судебном разбирательстве лиц с их показаниями, запротоколированными в ходе предварительного следствия, а также с протоколами иных процессуальных действий и наметить предстоящую тактику допросов указанных лиц в судебном заседании.

Подготовка к рассмотрению уголовного дела должна включать в себя следующее:

· Изучение всех материалов дела и фиксирование необходимых документов в виде записи их (протоколов допросов, очных ставок, обысков, выемок и т.д.) таким образом, чтобы выписками было легко пользоваться во время судебного разбирательства, а затем, с учетом итогов последнего, подготовиться к обвинительной речи. В этих записях, помимо краткого, а иногда дословного содержания следственных актов и других документов отмечаются наиболее важные сведения и обстоятельства.

· Ознакомление с действующим законодательством, имеющим отношение к делу, с внесенными в него дополнениями и изменениями.

· Ознакомление с судебной практикой (рекомендуется создать личную кодификацию по материалам, публикуемым в Бюллетене Верховного Суда РФ).

· Изучение методической литературы по вопросам поддержания обвинения, в том числе по делам данной категории.

· Изучение трудов А.Ф. Кони, П.С. Пороховщикова, В.Д.Спасовича, сборников речей других судебных ораторов.

· Предварительная разработка предложений и содержания заключений по вопросам, подлежащим обязательному разрешению в подготовительной части судебного разбирательства и в судебном следствии.

o Кроме того, тщательное изучение материалов уголовного дела и их конспектирование позволяет участвующему в рассмотрении дела прокурору более целеустремленно построить свой допрос указанных лиц в целях выяснения наиболее существенных обстоятельств, имеющих значение для дела, и тем самым способствовать проведению наиболее полного судебного разбирательства.

Существенное значение имеет вопрос о способе конспектирования материалов уголовного дела, хотя, на первый взгляд, он имеет чисто технический характер. Самым правильным мне представляется следующее разрешение данной проблемы: показания подсудимого, свидетелей, потерпевшего и иных лиц, участвующих в судебном разбирательстве (специалист, эксперт и проч.), должны быть законспектированы на отдельных листах бумаги, обязательно со ссылкой на листы дела. При этом лист бумаги следует разделить пополам. На одну сторону кратко записываются показания указанных лиц, а другая сторона должна оставаться чистой с той целью, чтобы имелась возможность занести туда показания этих лиц во время судебного разбирательства и в суде отразить изменения в показаниях данного конкретного лица по сравнению с его же показаниями на предварительном следствии или в предыдущем судебном заседании. Номера листов уголовного дела указываются с той целью, чтобы предотвратить путаницу и потерю времени в случае возникновения необходимости обращения к материалам дела непосредственно в ходе судебного разбирательства. Если же подсудимый, потерпевший или свидетель в ходе предварительного следствия допрашивались неоднократно, следует сделать подробный конспект материалов первого допроса, а в последующем необходимо отмечать только внесенные изменения и дополнения, либо несоответствие данных ранее показаний более поздним.

Необходимо изучать материалы уголовного дела, начиная с постановления о его возбуждении, не ограничиваясь только теми доказательствами, на которые ссылается следователь. В этом случае прокурорский работник как бы проходит весь путь исследования обстоятельств дела с самого начала и уясняет для себя порядок проведения предварительного следствия и мотивы привлечения обвиняемого к уголовной ответственности.

При изучении дела прокурор должен проверять соблюдение установленного законом процессуального порядка собирания и фиксации доказательств, законность и обоснованность принятых следователем решений. При этом необходимо обращать внимание на недостатки предварительного расследования, допущенные следователями ошибки и нарушения законности и принимать всякий раз надлежащие меры по их устранению.

В части предварительной разработки предложений и содержания заключений по вопросам, подлежащим обязательному разрешению в подготовительной части судебного разбирательства, следует сказать, что судебное разбирательство должно проводиться динамично, а возникающие вопросы без промедления должны разрешаться с помощью сторон и иных участников судебного разбирательства. Имеется круг вопросов, которые непременно будут заданы судом государственному обвинителю. Например, вопрос о возможности рассмотрения дела по существу в отсутствие не явившихся участвующих в деле лиц, надлежащим образом извещенных о дне и времени судебного заседания. В данном случае прокурор, должен заранее оценить важность показаний того или иного лица и в свете этого представить суду аргументированное заключение либо о продолжении судебного разбирательства в отсутствие не явившегося лица, либо о его отложении.

Рассмотрение прокурором жалоб участников процесса. В соответствии со ст. 124 УПК РФ прокурор рассматривает жалобы участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) и решения следователя, руководителя следственного органа, тщательно проверяет изложенные в обращении заявителей доводы. При необходимости они вправе истребовать уголовные дела и материалы доследственных проверок. Прокуроры, осуществляющие надзор за законностью производства дознания и предварительного следствия, должны добиваться того, чтобы в суд направлялись уголовные дела, расследованные всесторонне, полно и объективно.

В обязанности прокурора входит осуществление надзора за выполнением органами дознания или следователями требований Конституции Российской Федерации ст.49.

При получении заявления о применении незаконных методов расследования в ходе проверки сообщения о преступлении или производства предварительного следствия прокурор незамедлительно проверяет все доводы, приведенные заявителем. Выявив в результате проверки данные, указывающие на признаки преступления в действиях должностных лиц, мотивированным постановлением направлять материалы в соответствующий следственный орган СК при прокуратуре РФ для решения вопроса об уголовном преследовании. Обращения, не связанные с вопросами исполнения или нарушения законов, разрешению в органах прокуратуры не подлежат.

По результатам рассмотрения жалобы прокурор (его заместитель) выносит постановление о полном либо частичном ее удовлетворении или об отказе в удовлетворении, о чем уведомлять заявителя. Копия постановления об удовлетворении жалобы направляется руководителю следственного органа с требованием об устранении выявленных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия.

В том случае, если в жалобе наряду с другими доводами содержатся ходатайства о производстве следственных действий, в постановлении о разрешении жалобы прокурор отражает свое мнение об обоснованности данных ходатайств.

Рассмотрение жалоб в судебном порядке. В связи с тем, что ст. 125 УПК РФ устанавливает судебный порядок обжалования постановлений дознавателя, следователя, прокурора, а также их действий (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, обеспечить при рассмотрении таких жалоб участие прокурора в судебном заседании, равно как и в других судебных заседаниях в ходе досудебного производства, порядок которых определен, в частности, ст. 123 и 127 УПК РФ. В суде первой инстанции принимать участие должностным лицам, осуществляющим надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. При рассмотрении кассационных жалоб и представлений на решения суда, вынесенные в ходе досудебного производства, в судебных заседаниях необходимо участие прокурорам подразделений, обеспечивающих участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами.

2 СУДЕБНОЕ СЛЕДСТВИЕ КАК ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЧАСТЬ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Согласно ч.4 ст.37 УПК в ходе судебного производства по уголовному делу, прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Действующее законодательство о прокуратуре не предусматривает, что в судебных стадиях уголовного процесса деятельность прокурора является надзорной. Согласно ряду положений УПК – прокурор является участником процесса со стороны обвинения, которое и поддерживает в ходе судебного разбирательства п.47 ст.5, ч.4 ст.37 УПК РФ.

До 1990-х гг. прокурор рассматривался как орган, единственной задачей которого является надзор за точным и единообразным исполнением законов, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства, и принятие предусмотренных законом мер по устранению таких нарушений, от кого бы они не исходили. Таким образом, ныне превалирующее узкое понимание задач прокурора при рассмотрении судами уголовных дел (поддержание государственного обвинения) не вполне соответствует его задачам и полномочиям, несвойственно российским правовым традициям, и, напротив, характерно для англо-американского уголовного судопроизводства.

Официальным началом попыток перевода прокуратуры на англо-американские рельсы послужила одобренная высшим законодательным органом страны Концепция судебной реформы в РФ [31; 67]. Она предусматривает превращение прокурора из органа надзора за законностью лишь в орган уголовного преследования, полномочия которого в суде ограничиваются поддержанием государственного обвинения; критике подверглось положение Закона СССР «О прокуратуре СССР», где указывалось, что в судах прокуроры надзирают не только за законностью судебных актов, но и процессуальной деятельности, предшествующей их вынесению. В результате реализации идей такого рода Закон РФ «О прокуратуре РФ» от 17 января 1992 г. уже не содержал понятия прокурорского надзора в судах. Функции прокуратуры в суде обозначались как «участие» и применительно к уголовному судопроизводству ограничивались поддержанием государственного обвинения. Существенно ситуацию не изменила и новая редакция Закона о прокуратуре с последующими изменениями и дополнениями.[39; 16 ]

Функции прокуратуры при рассмотрении уголовных дел в судах по-прежнему очерчиваются термином «участие» и расшифровываются как государственное обвинение. Вместе с тем замена в Законе понятия «надзор» на «участие» не позволяет рассматривать прокурора только как представителя стороны обвинения. Перемена наименования деятельности прокурора в суде служит лишь тому, чтобы подчеркнуть, что суд — вершина правоприменительной системы, за которым никакой иной орган надзирать не может.[22; 186] Однако «участие» в русском языке понимается как совместная с кем-нибудь деятельность, сотрудничество в чем-нибудь.[29; 734] Данное понятие не помогает в уяснении путей, способов и целей взаимодействия прокурора и суда.

Государственные обвинители обязаны тщательно готовиться к участию в судебном разбирательстве. До начала судебного заседания они должны детально изучать материалы уголовного дела, объективно оценивая в совокупности все собранные доказательства — как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого. Государственный обвинитель обязан своевременно выработать тактику представления суду доказательств и опровержения доводов стороны защиты. В необходимых случаях он ходатайствует перед судом о предоставлении времени для подготовки к судебному разбирательству или обоснования своей позиции. Государственным обвинителям вменяется в обязанность всемерно способствовать установлению фактических обстоятельств дела с целью вынесения судом законного, обоснованного и справедливого решения.

Выявив обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений, прокурор предлагает суду вынести частное определение.

Прежде чем согласиться на особый порядок принятия судебного решения, прокурор обязан лично убеждаться в наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 314 УПК РФ, которые являются основанием для постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

2.1 Предварительное слушание.

Вступление прокурора в дело происходит на стадии предварительного слушания дела судьей и является обязательным. На государственного обвинителя ложится обязанность огласить резолютивную часть обвинительного заключения. Процедура предварительного слушания предусматривает возможность заявления ходатайств государственным обвинителем, потерпевшим, обвиняемым и его защитником. Ходатайства разрешаются судьей. Государственный обвинитель вправе отказаться от обвинения на любом этапе предварительного слушания полностью или в соответствующей части.

Отказ от обвинения допустим только на основании объективной оценки имеющейся информации в ее совокупности. Далее в Приказе содержится исключительно важное указание: отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован и представляется суду в письменной форме, что полностью исключает возможность разночтений по данному вопросу при анализе протокола судебного заседания.

Утверждение обвинительного заключения. При утверждении обвинительного заключения прокурор изучает соответствие выводов следователя установленным в ходе расследования обстоятельствам дела, правильность квалификации содеянного, соблюдение уголовно-процессуальных норм при производстве следственных действий, соответствие имеющихся в деле процессуальных документов требованиям УПК РФ.

Приказ Генерального прокурора РФ содержит алгоритм разрешения конфликта между прокурором, утвердившим обвинительное заключение, и государственным обвинителем, считающим, что вина подсудимого полностью или частично не доказана. Государственный обвинитель незамедлительно докладывает об этом прокурору, поручившему поддержание ему обвинения, после чего последний принимает исчерпывающие меры к обеспечению законности и обоснованности государственного обвинения. Если данный прокурор согласен с позицией государственного обвинителя, то он уведомлять об этом прокурора, утвердившего обвинительное заключение. В случае принципиального несогласия с позицией государственного обвинителя в соответствии со ст. 246 УПК РФ прокурор обязан своевременно решить вопрос о замене государственного обвинителя либо лично поддержать государственное обвинение.

По уголовным делам, обвинительные заключения по которым утверждены Генеральным прокурором РФ либо его заместителями, государственное обвинение поддерживается прокурорами Главное управление по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры РФ.

Государственным обвинителям по окончании рассмотрения уголовного дела судом, а равно и в случаях принятия судом решения о прекращении уголовного преследования обвиняемого либо направлении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ и прокурорам, участвовавшим в разбирательстве этих дел судами второй инстанции, не позднее дня, следующего за днем провозглашения судебного решения, о результатах рассмотрения дела, существе принятого судом решения, своем отношении к нему и дальнейших действиях информировать докладной запиской заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, которым дано поручение о поддержании государственного обвинения по уголовному делу.

Он может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих ответственность;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ, если действия подсудимого полностью охватываются другой нормой УК РФ, нарушение которой также вменялось в обвинительном заключении;

3) переквалификации деяния по норме УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание.

Государственный обвинитель, изменяя обвинение в сторону смягчения на предварительном слушании, должен представить суду новое обвинительное заключение, утвержденное прокурором в пределах его компетенции. Закон предоставляет государственному обвинителю определенные возможности повлиять на отбор присяжных. Государственный обвинитель может воспользоваться предоставленным ему законом правом до приведения присяжных заседателей к присяге заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого дела этот состав коллегии присяжных заседателей в целом может оказаться неспособным вынести объективный вердикт ч. 1 ст. 330 УПК. Такое заявление должно быть мотивированным. В обвинительной речи в суде присяжных не должны упоминаться имеющиеся у подсудимых судимости. После вынесения вердикта присяжных заседателей государственный обвинитель участвует в исследовании доказательств, не подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, выступает по вопросам, связанным с юридическими последствиями вынесенного вердикта, включая вопросы квалификации преступления, назначения наказания подсудимому.

Обязательно участие прокурора в судебном заседании при рассмотрении судом ходатайств следователя об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога, а также о продлении срока содержания под стражей и других ходатайств о даче согласия на производство следственных действий, которые допускаются на основании судебного решения, обязательно. Прокурорам предписывается тщательно готовиться к судебному заседанию. С целью своевременной выработки обоснованной позиции по заявленному ходатайству руководители следственных органов одновременно с направлением соответствующего ходатайства в суд должны направлять в прокуратуру копию согласованного с ним ходатайства следователя, а также копии материалов, подтверждающих его обоснованность. Постановление следователя должно соответствовать требованиям о законности, обоснованности и мотивированности.

Прокурор, участвующий в судебном заседании, составляет письменное заключение об обоснованности заявленного ходатайства для приобщения его к рассмотренным судом материалам и надзорному производству. Вывод об отсутствии оснований для поддержания ходатайства данный работник обязан согласовать с руководителем прокуратуры.

Прокурор, излагая в суде свое мнение при рассмотрении вопросов об избрании меры пресечения и о продлении сроков содержания под стражей, обязан исходить из положений ст. 97, 100, 106 — 109 УПК РФ, а также позиции Европейского Суда по правам человека о разумных сроках содержания под стражей, учитывая при этом тяжесть совершенного преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, место жительства, род занятий и другие обстоятельства.

При наличии предусмотренных законом оснований в каждом случае прокурор обязан принимать меры к своевременному обжалованию в кассационном и надзорном порядке решений суда, принятых по ходатайствам следователя об избрании меры пресечения, продлении срока содержания под стражей, а также о производстве иных следственных действий, которые допускаются на основании судебного решения.

2.2 Участие прокурора в судебном следствии.

Судебное следствие — это важнейшая часть судебного разбирательства, в которой суд с участием государственного обвинителя, подсудимого, его защитника и других участников процесса исследует как собранные в стадии предварительного следствия доказательства, так и доказательства представленные участниками процесса в судебном заседании и истребованные самим судом. Судебное следствие имеет решающее значение для формирования внутреннего убеждения судей по всем вопросам, подлежащим обсуждению при постановлении приговора в совещательной комнате. Только материалы судебного следствия могут быть положены в основу приговора, только на них вправе ссылаться участники судебных прений. Таким образом, на данной стадии суд, в условиях наиболее полного осуществления принципов уголовного процесса, исследует все имеющиеся доказательства в целях установления фактических обстоятельств преступления. Суд принимает меры к точному установлению обстоятельств преступного деяния, лиц, виновных в его совершении, обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности, а также к выявлению причин и условий, способствовавших совершению преступления. На этой стадии судебного разбирательства суд обязан всесторонне, полно и объективно исследовать уголовное дело, выявить как уличающие, так и оправдывающие подсудимого обстоятельства, а также обстоятельства, отягчающие и смягчающие его ответственность. Можно сказать, что содержанием данной части судебного разбирательства является деятельность суда и сторон по исследованию доказательств. Именно эта деятельность создает тот фундамент, на котором базируются следующие за судебным следствием прения и приговор, а, следовательно, законность и обоснованность будущего судебного приговора во многом зависят от качества проведения судебного следствия.

Представляется необходимым выделить некоторые особенности, присущие данной части судебного разбирательства:

· судебное следствие ни в какой мере не является повторением следствия предварительного. Это самостоятельное исследование всех фактических обстоятельств дела, осуществляемое независимо от предварительно собранных в ходе расследования материалов;

· судебное следствие проводится другими субъектами процессуальной деятельности — судом при активной роли сторон и других участников процесса. При этом обеспечивается одновременный анализ всех рассматриваемых доказательств с разных позиций;

· судебному следствию присуща особая процессуальная форма. Оно проводится в форме гласного, устного, непосредственного и непрерывного исследования доказательств, позволяющего с наибольшей вероятностью воссоздать фактические обстоятельства происшедшего.

Как уже отмечалось ранее, суд не связан выводами следователя и прокурора, а также полученными ими доказательствами. В ходе судебного следствия проверяются все возможные версии события; суд не следует версии, сформулированной в обвинительном заключении, и обязан принять решение, основанное на доказательствах, исследованных в ходе судебного заседания, включая и дополнительно полученные судом данные.

Все судебное следствие — центральная и наиболее значимая часть судебного заседания — посвящено основному вопросу: совершил ли подсудимый те действия, которые ему вменяются в вину. Основной функцией прокурора, участвующего в рассмотрении судом уголовных дел, согласно п.2 ст. 35 Федерального закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации», является осуществление уголовного преследования, то есть осуществление доказательства вины подсудимого, реализующееся в поддержании государственного обвинения. Здесь необходимо подчеркнуть, что, поддерживая государственное обвинение, прокурор приобретает статус стороны в процессе уголовного судопроизводства. При этом он, наравне с защитой, наделяется равными правами, что позволяет реализовать на практике конституционный принцип осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон. Содержание принципа состязательности состоит в том, что,

во-первых, функции обвинения отделены и защиты (поддержания гражданского иска и ответа на него) отделены от функций правосудия и размежеваны между собой,

во-вторых, стороны, в целях осуществления своих функций, наделены равными процессуальными правами,

в-третьих, суд занимает в процессе руководящее положение и только суду предоставлено право принимать по делу решение.

Прокурор — единственный субъект уголовного процесса, участвующий во всех его стадиях. Права прокурора определены в ст. 246 УПК РФ, а права защиты — в статье 248 УПК РФ. Сравнив полномочия, предоставляемые законом прокурору и защите нетрудно убедиться, что они по объему практически соответствуют друг другу. Не соответствуют друг другу только право прокурора давать заключение в судебном заседании по всем возникающим вопросам праву защиты высказать свое мнение. Мое мнение, что различие данных терминов противоречит равенству сторон хотя бы в той части, что термин «дать заключение» носит в себе элемент некой обязательности и более широк по понятийному объему, чем термин «высказать мнение». «Дать заключение» — это обязанность прокурора, а высказать «мнение» — это желание участника судебного процесса: он может по своему желанию как высказать свое мнение, так его и не высказывать. Полагаю, что достаточно выслушать мнение государственного обвинителя в той же форме, в какой излагается мнение противоположной стороны. При этом, исходя из общих функций прокуратуры, для участвующего в судебном следствии прокурора следует ввести и законодательно закрепить следующую обязанность: в отличие от других сторон прокурор должен быть не только в праве, но и прямо обязан законом высказать свое мнение по поводу всех допущенных при рассмотрении дела нарушений и принять все предусмотренные законом меры к их устранению, кого бы данные нарушения не касались и чьи бы интересы они не затрагивали.

Из сравнения полномочий прокурора и защиты в судебном следствии следует сделать вывод о том, что в судебном разбирательстве прокурор не осуществляет иных, кроме предусмотренных законом функций.

А.А.Чувилев указывает, что ни закон, ни ведомственные нормативные акты Генеральной Прокуратуры РФ не дают снований для вывода о том, что прокурор осуществляет надзор за соблюдением судами законов при рассмотрении ими уголовных дел. Данный вывод подкрепляется и положениями реализуемой в Российской Федерации концепцией судебной реформы, провозгласившей и утверждающей принцип состязательности судебного процесса. Мне представляется, что у прокурора в суде только одна главная функция — законоохранительная, которая конкретизируется при исполнении прокурором своих законных обязанностей.

Обвинителю необходимо помнить о том, что пробелы, допущенные им в судебном следствии, не всегда могут быть восполнены в последствии. Активная и решающая роль суда ни коим образом не может освободить государственного обвинителя от обязанности добиваться установлению истины по делу.

Конституционное положение об осуществлении судопроизводства на основе состязательности, и следующее из этого освобождение суда от обвинительных функций возлагают всю ответственность за доказывание обвинения на участвующего в судебном разбирательстве прокурора. Прокурор уже не может, как в недавнем прошлом, надеяться, что если он и не справится в полной мере со своими задачами государственного обвинителя, его поддержит суд, который вместе с прокуратурой и следствием, как принято было говорить, «в единой упряжке» борется с преступностью. Чтобы суд действительно считался с прокурором, прислушивался к его мнению, прокурор должен уметь четко обосновать предъявленное подсудимому обвинение, представить, проанализировать подтверждающие его доказательства, убедить судей в своей правоте, так как законность и обоснованность приговора во многом зависят от того, как прокурор подготовился к участию в процессе, от его активности при исследовании доказательств, а также от профессионального умения прокурора отстоять свою позицию, которая вытекает из материалов уголовного дела.

Оценка доказательств в стадии судебного разбирательства не может рассматриваться как отдельный момент, этап доказывания, она происходит в течение всего процесса рассмотрения уголовного дела. Доказательства оцениваются судом при производстве судебных действий, при выслушивании судебных прений, избрании мер пресечения, там, где суд сталкивается с доказательствами, он оценивает их. В ходе судебного следствия прокурор не может отдавать предпочтения обвинительным доказательствам и отягчающим ответственность обстоятельствам перед оправдывающими и смягчающими фактами.

Судебный процесс только тогда будет убедительным и достигнет своей цели, а приговор справедливым и законным, когда доказательства будут исследованы в полном объеме, когда государственный обвинитель будет объективен и сумеет отстоять позицию, основанную на законе.

В системе отраслей прокурорского надзора эта отрасль занимает особое место, поскольку цель ее:

· обеспечить всесторонность, полноту и объективность исследования всех обстоятельств дела;

· принятие необходимых мер по раскрытию преступлений и привлечению к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления;

· соблюдение установленного законом порядка расследования уголовных дел и законных интересов участников процесса и других лиц;

· выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений;

· принятие мер по устранению этих причин и условий.

Исходя из этого, предметом надзора являются:

· соблюдение прав и свобод человека и гражданина;

· установленный порядок разрешения заявлений и сообщений или о готовящихся преступлениях;

· выполнение оперативно-розыскных мероприятий и проведение расследования;

· законность принимаемых этими органами решений .

Полномочия прокурора в этой области надзора устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством и другими законодательными актами Российской Федерации, приказами и другими актами Генерального прокурора, в частности Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», Федеральным законом «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации». К ним же относятся и Указания Генерального прокурора Российской Федерации по вопросам следствия и дознания, не требующие законодательного регулирования. Они также являются обязательными для исполнения всеми органами расследования.

К предмету надзора отнесено исполнение закона органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Эта деятельность проводится органами внутренних дел, государственной безопасности, пограничной охраны, оперативными подразделениями федеральных органов налоговой полиции, службы внешней разведки, действующими в пределах их компетенции. Основным правовым актом, регламентирующим деятельность указанных структур, является упоминавшийся выше Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». В целях борьбы с преступностью органы внутренних дел, органы безопасности осуществляют многообразные оперативно-розыскные мероприятия: опрос граждан, наблюдение, наведение справок, исследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных и иных переговоров и пр. Естественно, что в процессе осуществления указанных мероприятий должны соблюдаться гарантии прав граждан. Для производства действий, связанных с ограничением прав и свобод, установленных Конституцией, таких, как неприкосновенность жилища, тайна переписки, телефонных и других переговоров, должно быть получено предварительное судебное решение. В случаях, не терпящих отлагательства, эти действия производятся до получения судебного решения «с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов».

Прокуроры обязаны добиваться своевременного направления им уведомлений о каждом случае производства без судебного решения осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, обыска и выемки в жилище, личного обыска, наложения ареста на имущество, указанное в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, а также материалов по результатам их производства для правовой оценки. Указанные следственные действия производятся без судебного решения лишь в том случае, если промедление может повлечь за собой утрату следов преступления и других доказательств, позволит скрыться лицам, его совершившим, негативно повлияет на возмещение причиненного преступлением ущерба.

В процессе осуществления надзора за исполнением законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий и принимаемых при этом решениях прокурор вправе знакомиться с оперативно-служебными документами и иными сведениями, полученными при подготовке и проведении этих мероприятий.

В случае нарушения органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов граждан, юридических лиц прокурор обязан принять меры по устранению этих нарушений, восстановлению нарушенных прав, возмещению причиненного ущерба в соответствии с законодательством Российской Федерации ст.31 Закона о прокуратуре.

Полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами дознания и следователем определены ст. 37, 125, 215–220 УПК РФ. Согласно этим нормам прокурор обязан во всех стадиях уголовного судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы они ни исходили.

В пределах своей компетенции прокурор требует от органов дознания и следователя:

1. для проверки уголовные дела, документы, материалы, и иные сведения о совершенных преступлениях, ходе расследования, установлении лиц, совершивших преступления, отменяет незаконные и необоснованные постановления, дает письменные указания о расследовании преступлений, избрании, отмене или изменении меры пресечения, квалификации преступления, производстве отдельных следственных действий и розыске лиц, совершивших преступления; поручает органам дознания исполнение постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу, обыске, выемке, розыске лиц, совершивших преступление;

2. продлевает срок расследования и содержания под стражей в качестве меры пресечения;

3. отстраняет лицо, производящее дознание, или следователя от дальнейшего ведения дознания или предварительного следствия, если им было допущено нарушение закона при расследовании дела.

Прокурор вправе также:

· лично участвовать в производстве дознания и предварительного следствия, проводить отдельные следственные действия или расследование в полном объеме;

· изымать из органа дознания и передавать следователю любое дело от одного органа предварительного следствия другому, а также от одного следователя другому, в целях обеспечения наиболее полного и объективного расследования.

Прокурор обеспечивает защиту прав и законных интересов личности – потерпевших от преступлений и иных лиц, участвующих в деле, принимает необходимые меры к охране их жизни, здоровья, чести, достоинства и имущества. В целях обеспечения возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, прокурор предъявляет гражданский иск или поддерживает гражданский иск, заявленный потерпевшим. Прокурор следит за своевременным принятием мер, направленных на обеспечение предъявленного или возможного в будущем гражданского иска. Особое место занимает прокурорский надзор за соблюдением прав и законных интересов лиц, в отношении которых ведется уголовное преследование, – подозреваемого и обвиняемого. Прокурор обязан следить за тем, чтобы этим лицам были разъяснены их права и обеспечена возможность их реального осуществления.

При решении вопроса о даче санкции на арест прокурор должен тщательно ознакомиться со всеми материалами, содержащими основания для заключения под стражу, и в необходимых случаях лично допросить подозреваемого или обвиняемого – во всех случаях.
Бдительно следит прокуратура за тем, чтобы органы дознания своевременно реагировали на сигналы о совершенных преступлениях, не допускали сокрытия их от учета.

Участие прокурора в допросе подсудимого, свидетелей и потерпевшего. При допросе подсудимого государственному обвинителю необходим индивидуальный подход к нему. Прокурор должен всегда видеть перед собой человека со всеми его запросами, интересами и особенностями. Почти всегда можно установить положительные черты в психическом складе подсудимого, а значит, их можно использовать для противопоставления отрицательным тенденциям в личности допрашиваемого. Прокурор должен уметь использовать особенности психического склада личности, тат как никакой тактический прием допроса не может быть применен успешно, если прокурору не будет заранее известно о том, какое воздействие на подсудимого окажут эти приемы. Во всех случаях государственному обвинителю необходимо стремиться к установлению контакта с подсудимым, для чего следует добиться отсутствия у подсудимого каких-либо сомнений в объективности и справедливости прокурора, в его личной незаинтересованности в получении определенных показаний. Для этого прокурору необходимо иметь четкое представление о личности подсудимого, его характере.

Изучение личности подсудимого — важное и необходимое условие обеспечения принципа полноты, всесторонности и объективности исследования обстоятельств дела. В самом простом понимании изучение личности подсудимого означает, что в ходе изучения прокурором уголовного дела ему следует изучить характеристики, копии приговоров и другие документы, отражающие его личностные качества. Однако представление о личности подсудимого не должно складываться только из изучения этих документов. Поэтому все материалы дела (личные объяснения, характеризующие подсудимого показания родственников и знакомых, показания потерпевшего и свидетелей и др.) должны интересовать прокурора с позиций не только освещения обстоятельств совершенного преступления, но и изучения личности преступника.

Кроме того, государственному обвинителю имеет смысл также поговорить и со следователем, который может указать на обстоятельства, требующие особого внимания.

Прокурору следует учитывать, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» указывается: «вместе с тем с учетом конкретных обстоятельств по делу, данных о личности следует обсуждать вопрос о назначении менее строгого наказания лицу, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести и не нуждающемуся в изоляции от общества».Часто в практике бывают случаи, когда подсудимый признается в совершении менее тяжкого преступления в целях ухода от ответственности за совершение более тяжкого преступления.

Так же бывает, что подсудимый, будучи невиновным, в силу разных причин оговаривает себя. В этих случаях, а также в случаях, когда подсудимый выдвигает доводы, опровергающие представленные органами предварительного следствия доказательства, прокурору следует тщательно проверить показания подсудимого, его доводы и оценить их в совокупности, а также опровергнуть их, и в случае возможности, доказать суду, что подсудимый пытается уйти от ответственности. Однако при этом речь идет именно о проверке, а не об опровержении всех доводов подсудимого, так как при отрицании своей вины подсудимый не всегда говорит неправду, равно как и признавая вину, он не всегда бывает откровенен. К разным людям нужен различный подход. Но при этом всегда должно быть правилом: твердость — без грубости, внимание — без заигрывания.

Особенностью процессуального положения свидетеля является то, что закон обязывает его показывать суду только правду. Это дает прокурору возможность в максимальной степени использовать допрос свидетелей в интересах раскрытия истины по делу. Однако прокурор должен понимать, что дача свидетельских показаний в суде является нелегкой обязанностью гражданина. Свидетель обычно волнуется, чувствует себя неловко и дискомфортно, особенно тогда, когда к его показаниям внимательно прислушивается суд, стороны процесса, находящаяся в зале суда публика, когда каждое его слово, жест и даже интонация внимательнейшим образом оцениваются. Именно вследствие этого иногда свидетель смущается, заговаривается и даже путает факты. Кроме того, правильность восприятия, способность сохранить в памяти, а уж тем более воспроизвести в суде события определенной давности, у каждого человека индивидуальны.

Прокурор не имеет права обходить те вопросы, ответы на которые могут свидетельствовать в пользу подсудимого, либо противоречить позиции обвинения, что особенно важно в тех случаях, когда подсудимый отказывается от защитника.

В отличие от свидетеля потерпевший, также являясь участником уголовного процесса, из зала судебного заседания не удаляется. Потерпевший, как правило, допрашивается в судебном заседании до допроса свидетелей для того, чтобы предоставить ему возможность участвовать в исследовании доказательств.

Отдельные поступки, поведение потерпевшего характеризуют обстановку совершения преступления, т.е. его объективную сторону. При этом Уголовный кодекс РФ признает социально значимым правомерное и неправомерное поведение потерпевшего, которое причинно связано с преступлением и может выступать в роли повода или провокации к его совершению.

Данное обстоятельство обязывает прокурора проводить допрос потерпевшего с особой тщательностью. Однако показания потерпевшего и приводимые им факты подлежат проверке и оценке в совокупности с другими доказательствами. Следует иметь в виду, что потерпевший является лицом, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, а, следовательно, лицом, заинтересованным в исходе дела. Ведь важно не только определить, что потерпевший есть, но и уточнить, что он — потерпевший лишь в своем деле, лишь по тем действиям, которыми ему непосредственно причинен вред. В силу этого прокурор обязан особо тщательно проверить установленные показаниями потерпевшего фактические данные, сопоставляя их с другими доказательствами по делу.

Следует сказать, что позиция прокурора не связана с позицией потерпевшего, а в некоторых случаях она может являться прямо противоположной (например, при отказе прокурора от обвинения), поэтому судьба уголовного дела и подсудимого только от потерпевшего не зависит.

Предложения прокурора о порядке судебного следствия. Основное соображение, из которого должен исходить прокурор, предлагая порядок судебного следствия, это необходимость обеспечить наиболее целесообразный и эффективный порядок для установления истины по делу. Имеющиеся в деле доказательства — это не простая сумма, состоящая из слагаемых элементов, перестановка которых не отражается на итоге. В уголовном деле такая перестановка может самым серьезным образом отразиться на результатах рассмотрения дела.

Прокурору следует иметь четкий план проведения судебного следствия. Его предложения о порядке судебного следствия должны обеспечивать тщательное исследование всех обстоятельств дела и в то же время исключать повторения, а также не загружать судебное следствие исследованием не относящихся к делу вопросов.

В целях объективного и полного исследования обстоятельств дела прокурор, в случае, когда в ходе судебного разбирательства возникает необходимость изменить установленный в начале судебного следствия порядок исследования доказательств, должен заявить ходатайство об изменении порядка исследования доказательств, не настаивая на соблюдении во что бы то ни стало порядка, установленного ранее.

Участие прокурора в исследовании вещественных доказательств. В ст. 81 УПК РФ приведено общее понятие, на основе которого, в конкретном случае, выявляется круг объектов, могущих иметь значение вещественных доказательств. Речь идет о вещественных объектах, возникших в связи с событием преступления или использованных при совершении преступления, подготовке к нему, бегстве преступника, сокрытии следов и т.д., а равно о тех, на которых отобразились следы преступления или события, свидетельствующего об отсутствии преступления.

Вещественными доказательствами могут служить лишь такие предметы, которые можно реально использовать в уголовно-процессуальном доказывании: тщательно осматривать их, в том числе и в судебном заседании, то есть на публике, при необходимости передавая из рук в руки.

Как источник доказательственной информации, как улики, вещественные доказательства имеют под час исключительное значение для раскрытия преступления, для изобличения либо, напротив, реабилитации обвиняемого.

В соответствии с ч.1 ст. 284 УПК РФ вещественные доказательства, находящиеся в суде и представленные в судебное заседание, должны быть осмотрены судом и предъявлены обвинителю, подсудимому, защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. Изучение вещественных улик в зале судебного заседания имеет своей целью выяснение истинной роли исследуемых предметов в доказывании элементов состава преступления, вины или невиновности подсудимого, обстоятельств рассматриваемого дела, включая смягчающие и отягчающие вину. Осмотр вещественных доказательств может быть произведен в любой момент судебного следствия, как по инициативе суда, так и по ходатайству участников судебного разбирательства. В случае необходимости вещественные доказательства могут быть предъявлены свидетелям, эксперту и специалисту. Лица, которым предъявлены вещественные доказательства, могут обращать внимание суда на те или иные обстоятельства, связанные с осмотром. Результат осмотра вещественных доказательств, как и объяснения, данные в ходе осмотра, должен быть отражен в протоколе судебного заседания. Как видно из текста статьи УПК РФ по ходатайству прокурора осмотр вещественных доказательств может быть произведен в любой момент судебного следствия. Так как уголовно-процессуальный закон запрещает суду основывать приговор на доказательствах, не рассмотренных в судебном заседании, что относится также к вещественным доказательствам и документам, прокурор, участвуя в судебном следствии, при необходимости обязан обеспечить осмотр вещественных доказательств.

При осмотре вещественных доказательств государственный обвинитель нередко сталкивается с необходимость дать оценку их допустимости в связи с заявлениями защиты о нарушении процессуального порядка их собирания и приобщения к уголовному делу на стадии предварительного расследования.

При этом прокурор обязательно должен учитывать, что в соответствии с ч.2 ст. 50 Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, а ч.3 ст. 75 УПК РФ установлено, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ, а, следовательно, их нельзя положить в основу обвинения. И, как бы ни сложилось поддержание обвинения в результате признания такого рода доказательств недопустимыми, государственный обвинитель обязан следовать закону.

При выявлении в уголовном деле доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, в соответствии с ч. 3 ст. 88 УПК РФ прокурор выносит мотивированное постановление о признании таких доказательств недопустимыми и исключает их из обвинительного заключения.

В случае выявления обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, отсутствия достаточных доказательств виновности обвиняемого, неправильной квалификации содеянного прокурор возвращает уголовное дело следователю для дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого или составления нового обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков своим мотивированным постановлением, содержащим указания об устранении нарушений и недостатков.

Прокурорам необходимо активно участвовать в исследовании доказательств не только в суде первой инстанции, но и в суде второй инстанции, который вправе непосредственно исследовать доказательства и представленные сторонами дополнительные материалы. При этом тесно взаимодействовать с должностными лицами, производившими предварительное расследование и дознание, использовать в строгом соответствии с требованиями процессуального закона имеющуюся у них информацию.

2.3 Окончание судебного следствия.

В соответствии со ст. 291 УПК РФ после исследования всех доказательств, председательствующий опрашивает обвинителя, подсудимого, защитника, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, желают ли они дополнить судебное следствие и чем именно. В случае заявления ходатайств о дополнении судебного следствия суд обсуждает эти ходатайства и разрешает их.

Любой из перечисленных в статье участников судебного следствия вправе просить суд:

· о дополнении судебного следствия путем получения и исследования новых доказательств;

· занесения в протокол судебного заседания заявления по поводу каких-либо обстоятельств, выявленных при проверке доказательств;

· оглашения отдельных, не зачитанных судом материалов предварительного следствия; постановки дополнительных вопросов ранее допрошенным в суде лицам.

Любое ходатайство о дополнении судебного следствия, заявленное указанными лицами, подлежит обсуждению судом, который должен вынести определение (постановление) об удовлетворении ходатайства, либо об отказе в этом. В случае удовлетворения ходатайства суд продолжает судебное следствие.

После рассмотрения ходатайств и выполнения дополнительных судебных действий, признанных судом необходимыми, а также при отсутствии дополнений к судебному следствию, председательствующий объявляет судебное следствие законченным ч.2 ст. 291 УПК РФ. После этого суд более не вправе исследовать доказательства, а участники судебного разбирательства не вправе предъявлять новые доказательства или просить об их истребовании судом. Однако уголовно-процессуальным законом предусмотрен ряд случаев возобновления судебного следствия:

1. при поступлении ходатайства о возобновлении судебного следствия в связи с необходимостью предъявления новых доказательств, заявленного участниками судебных прений;

2. в случае, когда подсудимый в последнем слове сообщил суду о новых обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела;

3. если суд при постановлении приговора в совещательной комнате признает необходимым выяснить дополнительно обстоятельства имеющие значение для дела.

Возобновление судебного следствия возможно только по мотивированному определению (постановлению) суда. При возобновлении судебного следствия оно проводится по общим правилам.

Прокурор обязан действовать объективно и поддерживать обвинение лишь в случае, если у него на основании рассмотрения всех обстоятельств дела сформировалось внутреннее убеждение в виновности. С другой стороны, прокурор обязан принимать меры к тому, чтобы от ответственности не ушел действительно виновный. Задачу предотвращения осуждения невиновного решает и защитник, полномочия которого по участию в доказывании в ходе судебного разбирательства равны полномочиям прокурора.

Принципиальное отличие государственного обвинения прокурора и прямо противоположной деятельности защитника заключается в том, что прокурор в уголовном процессе законом обязан быть объективным, не может быть удовлетворен осуждением невиновного, пусть даже и в результате блестящего поддержания обвинения. Государственный обвинитель не просто имеет право, но и обязан отказаться от обвинения, если придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения. Задачи обязательно обеспечить справедливый приговор нет у защитника. Поэтому деятельность прокурора в судебном разбирательстве принципиально отличается от деятельности процессуального оппонента.

Для повышения эффективности прокурорского надзора необходимо использовать средства массовой информации для пропаганды деятельности прокуроров, участвующих в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Обеспечить достоверность материалов, подлежащих опубликованию, их юридическую обоснованность.

Прения сторон. В Уголовно-процессуальном кодексе РФ 2001 г. прениям сторон посвящена ст. 292 «Содержание и порядок прения сторон».

В судебных прениях каждая сторона обосновывает свою позицию по данному делу, рассматривает и опровергает доводы противоположной стороны, формулирует свои предложения относительно ответственности и наказания подсудимого.

Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый. Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник. Следовательно, очередность выступлений участников прений определяется правилом «благоприятствования защите» и еще раз подтверждает наличие в УПК РФ принципа презумпции невиновности ч. 2 ст. 14 УПК РФ, согласно которому лицо, привлеченное к уголовной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержение доводов, производимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

УПК РФ запрещает ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми. Такое требование логически следует из принципа непосредственности ч. 1 ст. 240 УПК РФ. Б.Т. Безлепкин указывает, что «непосредственность как общее условие судебного разбирательства относится к исследованию судом первой инстанции доказательств по уголовному делу и заключается в том, что суд сам проводит исследование доказательств путем производства соответствующего судебного действия» [16; 338]

Прения — это речи ряда участников судебного процесса, поименованных в законе, о существе рассматриваемого дела. При всем различии их позиций, отсутствии каких-то обязательных требований к содержанию и форме речей в них освещается определенный круг вопросов, подводится итог исследования результатов судебного следствия. Как правило, в речах должны анализироваться доказанность преступления, его фактические обстоятельства, наступившие последствия (моральный, физический или имущественный вред), юридическая оценка деяния, данные о личности потерпевшего и подсудимого, причины и условия, способствовавшие совершению преступления. В речи должны содержаться выводы о виновности (невиновности) подсудимого, найти свое обоснование квалификация содеянного, указываться вид и размер наказания или освобождение от него либо оправдание подсудимого, высказываться соображения о судьбе гражданского иска, а также о других вопросах, вытекающих из дела.

В уголовном процессуальном законе дан исчерпывающий перечень участников судебных прений, которых условно можно разделить на две группы: обязательные участники (обвинитель, защитник) и альтернативные (потерпевший и его представители; гражданский истец и ответчик, их представители; подсудимый при наличии защитника).

Значение судебных прений состоит в том, что они служат формированию внутреннего убеждения судей на основе всестороннего и глубокого анализа всех обстоятельств дела. Они помогают участникам судебных прений уяснить позиции других участников судоговорения, а присутствующим в зале гражданам — разобраться в существе и обстоятельствах дела, понять степень опасности преступления и его последствия. Для государственного обвинителя и защитника участие в судебных прениях является обязательным. Они, в отличие от других участников процесса, не вправе отказаться от произнесения основной речи.

Отказ обвинителя от обвинения не означает отказа от участия в судебных прениях, равно как не освобождает других участников от выступления в судебных прениях. На обвинителе же лежит обязанность обосновать свою позицию.

После произнесения речей всеми участниками прений председательствующий обязан выяснить желание участников судебных прений взять слово для реплики. В реплике высказываются возражения оппоненту другой стороны на речи, прозвучавшие в судебных прениях. Они могут затрагивать различные вопросы, относящиеся к существу обвинения, квалификации преступления, личности преступника и др., но должны основываться на данных, исследовавшихся в судебном заседании.

Участники процесса не должны рассчитывать на реплику как на возможность дополнить основное выступление. По окончании своего выступления, но до удаления суда в совещательную комнату любой из участников прений вправе представить суду заранее подготовленные в письменном виде свои формулировки решений по вопросам, которые входят в предмет обсуждения судом при постановлении приговора .

Невыполнение судом требований ст. 292 УПК РФ, согласно которой подсудимый вправе участвовать в судебных прениях, заявив об этом ходатайство, признано нарушением его права на защиту и повлекло отмену приговора. Из протокола судебного заседания известно, что подсудимый А. заявил ходатайство об участии в прениях сторон, к которым он не был готов, и в этой связи он заявил ходатайство о предоставлении ему времени для подготовки.

Председательствующий судья, сославшись на то, что он 29 июля и 4 августа 2006 года предупреждал участников процесса о прениях, назначенных на 5 августа, отказал А. в удовлетворении ходатайства, не предоставил ему время для получения юридической помощи по данному вопросу от своего защитника и приступил к прениям сторон, в которых выступление А. было кратким и идентичным содержанию последнего слова.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей А. признан виновным и осужден за умышленное убийство двух лиц, а также за покушение на уничтожение чужого имущества путем поджога.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационных жалобах осужденного А. и его адвоката, приговор отменила по следующим основаниям.

Согласно ст. 336 УПК РФ прения сторон после окончания судебного следствия по уголовным делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, проводятся в соответствии с требованиями ст. 292 УПК РФ, согласно которой подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон.

Непредоставление А. времени для подготовки к выступлению в прениях и для встречи с адвокатом с этой целью Судебная коллегия рассматривает как лишение А. гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации права в качестве участника уголовного судопроизводства, как несоблюдение процедуры судопроизводства, которое могло повлиять на постановление законного и справедливого приговора, что в силу ч. 1 ст. 381 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

Судебная коллегия отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства. Судебная практика исходит из того, что, если подсудимый попросил время до утра следующего дня для подготовки своей защитительной речи, такое ходатайство нельзя расценивать как искусственное затягивание судебного процесса [31; 147].

Непредоставление обвиняемому права выступить в прениях сторон нарушает уголовно-процессуальный закон и может повлечь отмену приговора [16; 297]

По окончании всех выступлений председательствующий объявляет судебные прения законченными и предоставляет последнее слово подсудимому.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Реформа российского уголовного судопроизводства, начатая в конце 90-х годов прошлого века, продолжается. Подошла очередь для пересмотра места и роль прокуратура в уголовном процессе. Реформирование прокуратуры осложнено тем обстоятельством, что отсутствует достаточное количества подготовленных специалистов, которых можно было бы наделить процессуальной самостоятельностью классических следователей. Обоснованно, что правовая реформа непосредственно затрагивает деятельность прокуратуры по поддержанию в суде государственного обвинения. Как показывает анализ, этот участок работы в последние годы страдает серьезными недостатками как организационного, так и правового характера. Следует помнить о том, что прокурор — как говорил А.Ф. Кони — говорящий публично судья. Главный недостаток видится в том, что часто функции государственного обвинителя выполняют сотрудники прокуратуры, не имеющие специальной подготовки и необходимых профессиональных качеств для выполнения этой сложнейшей публичной деятельности. Данное обстоятельство предопределило учреждение жесткой процессуальной подчиненности нижестоящих чиновников вышестоящим в следственных органах.

Подводя итог проведенному исследованию, можно прийти к следующему выводу: поддержание государственного обвинения представляет собой одно из интереснейших и сложнейших направлений деятельности прокуратуры РФ. С вступлением в силу УПК РФ 2001 года его значимость еще более возросла.

Как установлено в ходе исследования, процессуальный статус государст­венного обвинителя продолжает отличаться от статуса обвинителя частного, на государственного обвинителя кроме функции уголовного преследования воз­ложена также и функция соблюдения прав участников процесса, в том числе и подсудимого, своего рода надзор за законностью действий суда. Принцип все­стороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, будучи текстуально исключенным из УПК РФ, в настоящее время полностью распро­страняется на деятельность государственного обвинителя. Образно выражаясь, прокурор в суде первой инстанции при рассмотрении уголовных дел вынужден балансировать между, необходимостью обвинять, и необходимостью обеспечить соблюдение закона и прав участников процесса.

Что же касается проблем государственного обвинения, то как уже указывалось ранее представляется необходимым законодательное закрепление именно обязанности прокурора, в отличие от других сторон, высказать свое мнение по поводу всех допущенных при рассмотрении дела нарушений и принять все предусмотренные законом меры к их устранению, кого бы данные нарушения не касались и чьи бы интересы они не затрагивали. Это касается как процессуальных, так и материальных нарушений. Прокурор обязан не допускать нарушений и по процедуре рассмотрения уголовного дела и по приговору суда, своевременно реагируя на них.

То, что юристы сделали в области деятельности прокуратуры в уголовном процессе за последние годы, отличается высокой степенью мотивированности.

К примеру, органы прокуратуры, с точки зрения, основных процессуальных выводов по расследуемым делам, не связаны с органами предварительного следствия (упразднение следственного аппарата, функция предания суду), но сохранили на более качественном уровне процессуальное управление процессами раскрытия и расследования преступлений (возможность процессуального руководства следственной группой и т.д.). И это вполне нормально, так как уголовно-процессуальная деятельность для прокурора является одним из важных юридических средств прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве, а права прокурора всегда были выше полномочий следователя. Эти разноплановые функции, соединенные в одном должностном лице, делают процессуальное положение прокурора в уголовном судопроизводстве весьма сложным, а, главное, ответственным при осуществлении предоставленных ему полномочий.

Вместе с тем, надо признать, что при любых реорганизациях стадии досудебного производства будет оставаться высокой степень недоверия стороны защиты к стороне обвинения. Видимо, это обстоятельство служит основной причиной предложений судей, адвокатов, некоторых ученых-юристов о необходимости судебного санкционирования ареста, следственных действий в досудебных стадиях, рассматриваемого в качестве способа выравнивания процессуальных возможностей стороны защиты по сравнению со стороной обвинения, ведомой прокурором. На практике заметно усилилась тенденция более активной работы адвокатов в главном судебном разбирательстве, что приводит к отсутствию полноценной защиты прав подозреваемого, обвиняемого в стадии расследования уголовного дела. Уже в этом вопросе напрашивается вывод о необходимости глубокого изучения причин этого явления – почему адвокаты в стадии расследования остаются лишь потребителями следственной работы, а прокуроры забывают о своем высоком предназначении «арбитров» в досудебном процессе, не создают необходимых условий для реального равноправия сторон обвинения и защиты в стадии расследования уголовного дела.

Этот пробел может быть устранен, с одной стороны, повышением роли адвокатов в досудебном уголовном процессе путем разработки конкретного процессуального механизма их участия в процессе доказывания по уголовным делам, а также снятия всех формально-юридических оснований на пути обжалования ими в суд незаконных действий и решений органов уголовного преследования и прокуроров по уголовным делам.

В заключение мне бы хотелось подробно остановиться на следующем: при исследовании законных оснований и теоретических рекомендаций участия прокуроров в рассмотрении судами уголовных дел возник вопрос — каково же вообще место современной прокуратуры в государственном механизме современной России?

Вполне очевидно, что прокуратура не является механизмом судебной власти, так как она не осуществляет правосудия, ее полномочия совершенно не укладываются в прерогативы судебной власти.

В настоящее время становится необходимым определение в Конституции Российской Федерации места прокуратуры в системе государственных органов. В Конституции Российской Федерации следует четко определить место и роль прокуратуры, а также, четко указать, каким из органов власти она является. Представляется, что органы прокуратуры должны войти в систему исполнительной власти, однако непосредственное руководство Прокуратурой РФ должно осуществляться Президентом РФ.

Итак, являясь самостоятельным звеном в системе государственных органов, прокуратура и существует для того, чтобы обеспечивать реализацию общесоциальной потребности в исполнении законов, в идеале являющихся воплощением воли значительной (большей) части населения.

Осуществление правосудия — вид государственной деятельности, где очевидна важность строгого и неуклонного соблюдения норм права, отсюда и исключать его из сферы деятельности прокуратуры по обеспечению законности не просто нелогично, но и опасно.

Такой орган, как прокуратура, с большими общенадзорными полномочиями, все равно будет нужен государству. Изменение статуса прокуратуры повысит эффективность ее деятельности, положительно скажется на работе президента по реализации своих полномочий, подкрепит доверие и авторитет государственной власти.

Кроме того, концептуальный характер вопроса, непосредственно связанного со статусом прокуратуры на ближайшую перспективу, с учетом реально происходящих процессов в обществе, диктует острую необходимость введения в Конституцию РФ новой главы с названием «Прокурорский надзор». В этой главе следует указать, что прокуратура от имени государства осуществляет надзор на всей территории Российской Федерации за соблюдением требований Конституции, соблюдением прав и свобод человека и гражданина, исполнением законодательства, а также Указов Президента РФ нормативного характера.

В связи с этим полномочия прокуратуры должны в большей мере помогать президенту страны реализовывать свои права. Для этого даже не потребуется изменения Конституции Российской Федерации, так как в ст. 129 указано, что прокуратура составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору. При этом не предусматривается, кому подчиняется Генеральный прокурор. В целях определения подчиненности Генерального прокурора следует лишь принять соответствующий федеральный закон, при этом изменяя Конституцию. Близость к президенту будет оправдана и исторически, поскольку прокуратура и создавалась изначально как «око государево», лишь впоследствии обрела свою самостоятельность.

В этом случае президент получит себе в помощь корпус хорошо подготовленных специалистов, ему будет проще реализовывать государственную политику, оперативней и качественней контролировать исполнение законов и подзаконных актов. Генеральный прокурор может быть одновременно и председателем Совета Безопасности РФ, выполняя в том числе функции координации деятельности по борьбе с преступностью.

В настоящее время трудно с уверенностью говорить о готовности суда быть в единственном числе гарантом законности. Обусловлено это рядом причин, в том числе отсутствием должной организации судебной системы, материальными и финансовыми затруднениями.

Представляется, что сущность участия прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел не может быть постигнута без понимания исторического предназначения деятельности прокурора в России.

К сожалению, на этот вопрос не помогает ответить Конституция РФ, где полностью проигнорирован вопрос о функциях, а ст.129, касающаяся организации прокурорской системы, отнесена к главе 7: «Судебная власть». Техническое несовершенство Конституции дает основание некоторым авторам утверждать, что прокуратура — самостоятельное и независимое звено судебной власти. Однако прокуратура не обслуживает суд, действует процессуально самостоятельно и организационно от суда независимо и, как минимум, представляет систему одного уровня с судом.

Природа прокурорской деятельности определяется необходимостью действенных механизмов реализации «бессильных» самих по себе законов. Прав В.Д. Ломовский, заметивший, что место прокуратуры правильнее определять рядом с законодательной властью и органической связи с нею и ее деятельностью по укреплению законности в государстве. [27; 82]

Законодательная власть, безусловно, нуждается в действенном средстве надзора за исполнением принятых ею законов, а поскольку законодатели являются представителями народа, то логично предположить, что имеется общесоциальная заинтересованность в эффективной деятельности независимой прокуратуры во всех сферах государственной и общественной жизни (в том числе и при осуществлении правосудия). [33; 137]

Вместе с тем прокуратура, по природе порожденная представительной властью, не является ее ветвью. В ее формировании принимает участие также и Президент и представительные или исполнительные органы субъектов Федерации, что обеспечивает необходимое условие деятельности прокуратуры — ее организационную обособленность и независимость от прямого воздействия какого бы то ни было органа вообще.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 25.03.2004); РГ от 25.12.1993, № 237, СЗ РФ № 13 от 29.03.2004

2. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 года. Аю,1996

3. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г., 9 апреля, 10 мая 2007 г.) «Закон и общество» Ростов н/Д: Феникс, 2007.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (УПК РФ) (с изм. и доп. от 29 мая, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 30 июня, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 22 апреля, 29 июня, 2, 28 декабря 2004 г., 1 июня 2005 г., 9 января, 3 марта, 3 июня, 3, 27 июля, 30 декабря 2006 г., 12, 26 апреля, 5, 6 июня 2007 г.) (Кодексы и законы России) Новосибирск: Сиб. унив. из-во, 2007.

5. Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации РГ от 14.11.2002 №138-ФЗ (ред. от 29.12.2004) ; СЗ РФ от 18.11.2002, №46, ст. 4532, СЗ РФ, № 1 от 03.01.2005

6. Федеральный закон от 17 января 1992 г. N 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» РГ (с изменениями от 17 ноября 1995 г., 10 февраля, 19 ноября 1999 г., 2 января, 27 декабря 2000 г., 29, 30 декабря 2001 г., 28 июня, 25 июля, 5 октября 2002 г., 30 июня 2003 г., 22 августа 2004 г., 15 июля, 4 ноября 2005 г., 2 марта, 5 июня 2007

7. Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, от 21 декабря 1995 г. N 2709 «О Прокуратуре Республики Казахстан» (внесены изменения Законами РК от 19.06.97г. N 134-1, от 2.07.98 г. N 266-1; от 7.04.99 г. N 374-1, от 23.07.99 г. N 454-I; от 29.03.2000г. N 42-II; от 5.05.2000 г. N 48-II) А.,2003

8. Приказ Генеральной Прокуратуры РФ от. № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного процесса».// РГ 20 ноября 2007

9. Приказ Генеральной Прокуратуры РФ № 28 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства». // РГ от 3 июня 2002

10. Приказ Генеральной прокуратуры РФ. N 10 «Об участии прокуроров в надзорной стадии уголовного судопроизводства» // РГ от 11 февраля 2003

11. Приказ Генеральной прокуратуры РФ г. N 51 «О поддержании государственного обвинения»// РГ от 20 августа 2002

12. Приказ Генеральной прокуратуры РФ. N 39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства» (с изменениями от 16 марта 2006 г.) // РГ от 5 июля 2006 г

Специальная литература:

13. Аликперов Х. Государственное обвинение: нужна реформа. //Законность №12, 2000г. с.-12

14. Багаутдинов Ф. Изучение личности обвиняемого. //Законность, №1, 2001. с.-21

15. Басков В.И. Курс прокурорского надзора. Учебник для вузов. М., 1998

16. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: ТК Велби, 2003. С. 338.

17. Бессарабов В. Место прокуратуры в государственном механизме современной России. //Законность №10,1999.с.-15

18. Доскенов А. Общая характеристика проблемы и история становления органов прокуратуры в Казахстане А., 2004

19. Зеленин С. Зависимость суда от позиции прокурора. //Законность №5, 2001.с.-20

20. Ильинский Д.О. Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел: участие или надзор? № 3 , 2006 с.-13

21. Кобзарев Ф.М. Покурорский надзор С. 2006

22. Кожевников О.А. Прокурор в уголовном судопроизводстве (к постановке вопроса) // Российский юридический журнал. 1995. № 2. С. 126

23. Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Карповича В.Д.) – «Юрайт-М», «Новая Правовая культура», 2002

24. Кони А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры. Собр. соч. Т. 4, М., 1967

25. Кулагин П. Прокуратура должна стать органом президентской власти. //Законность №1, 2001г. с.-30

26. Лебединский В.Г., Каленов Ю.А. Прокурорский надзор в СССР: очерки по курсу. М.: Гос. изд-во юрид. лит., 1957.

27. Ломовский В.Д. К вопросу о концепции прокурорского надзора // Российский юридический журнал. 1995. № 3. С. 82.

28. Обзор надзорной практики СК по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 М., 2007

29. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995

30. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 января 1995 г. // ВВС РФ. 1995. N 9.

31. Пашин С.А. Концепция судебной реформы в РФ М., 1992.

32. Постановление Президиума Новгородского областного суда от 20 декабря 1993 г. // ВВС РФ. 1994. N 1.

33. Победкин А.В. Прокурорский надзор в судебных стадиях уголовного процесса // Известия Тульского государственного университета. Серия: История и теория государства и права. Вып. 2. Тула: ТулГУ, 2000. С. 137

34. Правоохранительные органы Российской Федерации. Учебник для высших юридических учебных заведений и юридических факультетов /под ред. Божьева В.П. М., 2000

35. Прокурорский надзор в Российской Федерации. / под ред. Чувилева А.А. М., 2000

36. Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. /под ред.Кудрявцева П.И. М., 1978

37. Прокурорский надзор. Курс лекций и практикум / под ред. Винокурова Ю.Е. М., 2000

38. Розен М. Чтобы избежать судебных ошибок // Звезда прииртышья № 9 , 2007 с.-23

39. Проскурин Е.В. Прокурорский вопрос Российская газета 1999. 17 февраля с 21.

40. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов (с источниками нормативных материалов, схемами и библиографией) / под ред. Гуценко К.Ф. М., 2000

41. Когамов М. Член Совета по правовой политике при Президенте РК, доктор юридических наук, профессор Кто санкционирует арест?//Страна и мир 20 мая 2007года №20 с.105

42. Чувилев А.А., Чувилев Ан. А. Правоохранительные органы. Вопросы и ответы. М., 1998

43. Чувилев А.А., Чувилев Ан. А. Прокурорский надзор. Вопросы и ответы. М.,1999

44. Шалумов М. Прокуратура: проблемы требуют решения. //Законность № 4, 2001.с. 37

Подписка

Подписка на блог

rss2email

КАЛЕНДАРЬ

Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

МЕТКИ